Печать

Историческая справка

История владельцев Коссовского имения

В 1559 г. имением владел Николай Сирпутьевич Остик, который продал Василию Мелешко из Девятковичей дворец Савицкого под Коссовом со всеми строениями дворными и землями. Его жена Анна Романовна Любицкая княжна «друцкая Миколаевая Остиковая» во втором браке становится женой Льва Александровича Сангушко-Коширского «... и до рукъ его милости вжо пустила именье свое...». В Слонимском земском суде в 1569 г. была оформлена дарственная запись княгини: «Я... Ганна Миколаева Остиковича вызнаваю сама на себе симъ моимъ листомъ... записую на вечность его милости князю Льву Санкгушку, малжонку моему милому, оное именье свое вышей писаное, лежачое в повете Слонимском, названое Коссовъ, зъ местомъ, с фольварки, зъ селы и пъриселки, зъ бояры, слугами путьными, зъ людьми тяглыми, зъ ихъ землями, зъ платы грошовыми, зъ данью медовою, зъ дяклы, житъными и овсяными, зъ бояры, зъ дубровами, зъ гаи и запустами, с польми и сеножатьми, зъ болоты, зъ ставы, ставищами, зъ млины, зъ реками и зъ речками, зъ бобровыми гоны, зъ ловы зверинными и пъташими, и зо всимъ на все, яко се тое именье, дворъ Коссовский и место со всими селы само в собе в границахъ...».

Так ненадолго Коссово становится собственностью княжеского рода Сангушко. В 1597 г. произошел раздел имения между Григорием Сангушко и Николаем Кишкой. В это время в местечке Коссово числилось 79 плацев с огородами, имелись торговая площадь, стояло 26 корчм, имелись улицы Дворная и Ружанская, старая церковь св. Семиона и новый костел. Около местечка, в конце улицы Дворной, располагалась усадьба «дворная». Она представляла собой большой двор, включающий «дом под городищем», «домик над прудом» и «домик у ворот», которые имели белые избы, светлицы и кладовые с печами. Вокруг домов располагались погреб-ледник, амбар с крыльцом и погребом, конюшни, кухня, пекарня, винокурня, солодовня, ледник, баня, псарня.

Коссовский фольварк на «Марочовщине» включал светличку с сенями и кладовой, дом, погреб старый, сыродельню новую с крыльцом, а под ней ледник из прутьев, грыдню большую с сенями и напротив старую избу, конюшню новую большую, соломой крытую, небольшую конюшню, два гумна, сеновалы, амбар большой.

В 1611 г. имение отошло Льву Сапеге. Позднее его владельцем стал Ежи Флеминг, подскарбий великий литовский, подаривший впоследствии Коссово своей дочери Изабелле Чарторыйской (жене Адама Чарторыйского, владельца Волчина), с именем которой связано становление в Речи Посполитой пейзажного паркостроения. Затем владения унаследовала дочь Софья, ставшая в браке Замойской. Она продала имение Войтеху Пусловскому. По другим сведениям, исходящим из семьи Пусловских, Коссово было куплено в 1821 г. у российского генерала Тутолмина, которому после событий 1794 г. Екатериной II было подарено конфискованное имение.

Портрет Войцеха Пусловского Портрет Войцеха Пусловского

Граф Войтех Пусловский (1762 – 1833), предводитель дворянства Слонимского уезда, посол четырехлетнего Варшавского сейма. Являясь прекрасным хозяйственником, Войцех был активным инвестором восстановления и сохранения материальной и духовной культуры на Беларуси. В частности, граф финансировал строительство ряда дворцов и храмов: Телеханской часовни (1817), приходских костелов в Ольшево (1809), Шыдловичах (нач. XIX в.), униатской церкви в Городечно (1825 год) и др. Свои доходы Войцех Пусловский получал главным образом через закладку, строительство и развитие промышленных мануфактур, привлекая к производству местных жителей. Кроме Коссово, в котором им была заложена ковровая фабрика, он приобрел Песковский ключ, Нивы, Шыдловичи, Девятковичи и ряд других имений, где построил и восстановил около 60 костелов и церквей. После смерти Войцеха его огромное наследство было поделено между 5 сыновьями: Франциском, Владиславом, Татушам, Ксаверием и Вандалином. Коссовский ключ получил младший сын Вандалин, женатый на Ядвиге Езерской. Именно им в фольварке Меречовщина в 1838 г. был построен уникальный по своей архитектуре дворец. Возводя свою резиденцию граф связал строительство дворца с соседней исторической усадьбой, где в 1746 г. родился всемирно известный государственный и политический деятель Тадеуш Бонавентура Костюшко. Замысел Вандолина Пусловского осуществили архитекторы Франциск Яшчалд, Владислав Маркони и Александр Жмурки.

Определить последующих владельцев Коссовского имения и дворца сложно, поскольку в исторических источниках указаны противоречивые сведения. Более правдоподобно, что имение, конфискованное после событий 1863 г., приобрел за семьсот тысяч рублей князь Александров. От Александрова оно перешло к княгине Анне Трубецкой, которая в 1898 г. заложила его в Государственном дворянском земельном банке в Петербурге. В том же году имение выкупил принц Константин Петрович Ольденбургский, но уже через четыре года и он заложил его в том же банке. В конечном итоге Коссовские владения и дворец приобретает ведомство русского царя Николая II. С этого времени здесь размещаются различные учреждения России и Польши.

В годы Первой мировой войны Коссовский дворец сильно пострадал. В 1915 г. при отступлении русской армии все его ценности были вывезены за границу. История дворца в 20 – 30-е гг. ХХ столетия нашла отражение в документах, хранящихся в фондах Государственного исторического архива Брестской области. В списках имений, составленных в 1921 г., владельцами Коссовского дворца значатся некие братья Жарнекау, а уже в 1929 г. в нем размещалась сельскохозяйственная школа. В годы Второй мировой войны на территории Коссовского дворца находилась немецкая комендатура, поскольку здесь проходила граница с Восточной Пруссией. Недалеко располагалось гетто. В 1944 г. при отступлении немцев дворец был сожжен партизанами.

 

Архитектура Коссовского ансамбля

Коссовский ансамбль был заложен В. Пусловским в 1838 г. по проекту известного варшавского архитектора Франтишка Ящолда (1808 – 1873). В его строительстве, в оформлении интерьеров дворца приняли участие также В. Маркони и А. Жмурки.

Наполеон Орда «Меречёвщина» Наполеон Орда «Меречёвщина»

Комплекс, включавший дворец, службы и парк, занял возвышенную и равнинную территорию в непосредственной близости от фольварка Меречевщина на площади около 40 га. Несмотря на сложность рельефа и время строительства, имел хорошо выраженную композиционную ось подобно усадьбам эпохи барокко. На оси располагались въездная брама, въездная аллея, парадный партер, дворец, террасы, фольварк. Завершалась ось композиции водоемом с островом.

Въезд в усадьбу шел со стороны Ружанского тракта и обозначался брамой, которая именовалась главной. Через северную браму осуществлялась связь с хозяйственным двором. С другой, правой стороны (со стороны Коссова) располагалась третья брама – охотничья. Въездная аллея из лип разделяла пейзажный парк примерно на две равные половины. Сведений о его планировке сохранилось очень мало. Он был заложен в духе пейзажных романтических парков, что соответствовало общей романтической настроенности всей усадьбы. В парке имелось около 150 наименований древесных и кустарниковых растений. Дух романтизма выражался включением в композицию неоготического дворца, каплицы и старинного городища, возвышающегося с западной стороны.

Въездная аллея выводила на большой парадный партер перед дворцом, разделенного дорожками, отходящими от круга, и образующими четыре сектора. По сторонам партер окружали посадки сирени разных сортов.

Доминирующее положение в ансамбле занимал дворец, построенный в духе английской неоготики и внешне больше напоминающий замок с романтической таинственностью. Так, каждая из двенадцати башен дворца символизировала месяц, четыре центральные башни соответствовали хлебным месяцам года (май – август). Резиденция Пусловских по композиции и красоте не имела себе равных на западных землях Российской империи. Некоторое сходство дворец имел со знаменитым замком Гогенцоллернов в Каменце-Зембловецком. Величественное здание заняло плоскую вершину высокого холма. Его положением определялась живописная панорама на парковые террасы, системы водоемов и старинный фольварк. Обращение к историческому прошлому, выраженность дальних перспектив являлись проявлением мотивов романтизма, которые воплощались в ансамбле.

Романтическое здание дворца имело классицистическую, симметрично уравновешенную композицию, фронтально вытянутую на 120 м. Со стороны партера центральный двухэтажный корпус членился большими объемами, ритмически выступающими на разное расстояние от линии фасада. Это создавала неспокойный ритм и придавало всему зданию особую динамичную окраску. Центральный объем с высокими стрельчатыми арками соединялся узкими галереями с боковыми, несколько выдвинутыми вперед.

Главным архитектурным элементом дворца, наделяющим его чертами укрепленного замка, явились башни разной высоты но одной стилистики, решенные в духе готической старины. Углы центрального корпуса фланкированы гранеными (квадратными с усеченными углами) башнями разной высоты; углы боковых объемов – контрфорсами, похожими на башни. Более низкими башнями отмечены входы. Все они имеют зубчатое завершение, напоминающее открытые бойницы средневековых замков. В стилистике готического зодчества были решены оконные и дверные проемы. Они получили вытянутые стрельчатые очертания и вверху завершались сложной конфигурации карнизами. Щелевидные, напоминающие бойницы оконные проемы галерей разделялись вертикалями пилястр, напоминавших контрфорсы. Общее впечатление, отсылающее к крепостной архитектуре, усиливалось введением в пластику стен и башен машикулей. Они имели достаточно стилизованный вид, что, однако не разрушало их сходства с аналогичными нависными бойницами средневековых замков.

Парковый фасад Коссовского дворца получил аналогичное «готическое», но несколько иное решение. Его центральную часть образовывал большой объем, выступающий на значительное расстояние за основную линию фасада. Его украсили четыре башни (две в центре и две по сторонам), решенные с использованием стилизованных деталей крепостной архитектуры – зубцами в завершении, стрельчатыми окнами, щелевидными бойницами, машикулями. Примыкающие к нему боковые объемы имели более спокойную ритмику и делились только оконными проемами.

В готических формах были выполнены въездные брамы, о виде которых можно судить только по сохранившимся фотографиям. Это были достаточно монументальные сооружения: в два этажа, с башнями, служебными помещениями внутри. Однако, как и во дворце, наличие в них элементов и деталей, присущих средневековым укреплениям, носило целиком стилизованный и декоративный характер. Брамы получили симметричные решения, в них, на высоту почти двух этажей, выделялись главные проезды, завершенные в форме стрельчатых арок. В пластике стен широко использовались пилястры, рустовка, окна-бойницы.

 

Интерьер и оформление парка

Над оформлением интерьеров Коссовского дворца вероятнее всего работали архитектор В. Маркони и художник Ф. Жмурко. Сведений об их виде, характере решений сохранилось очень мало. Залов и жилых комнат во дворце, по одним сведениям, было более ста, по другим – более шестидесяти. Каждый из залов имел индивидуально оформленный интерьер, свой цвет, которым определялось их наименование (зал белый, черный, серебряный и др.). Большинство из них отличались исключительно высокими акустическими свойствами, имели декоративные камины, дорогие гобелены, ковры, скульптуру, стены украшали росписи и стуковая лепнина. Редким украшением одного из залов являлся большой аквариум с экзотическими рыбками. Особой гордостью Пусловских был огромный зимний сад, в котором росли вечнозеленые экзотические растения, цвели цветы, содержались птицы.

Отопление дворца было паровым. Огромные резервуары с подогреваемой водой стояли в подвальном помещении, от них тепло по специальным трубам расходилось по всем комнатам. В подвалах хранился провиант, в них же имелась и тюрьма.

Часть парка с тыльной стороны дворца по крутому склону была спланирована в виде трех террас. В использовании приема террасирования, в усадьбе эпохи пейзажного паркостроения, можно увидеть своего рода возврат к итальянскому барокко. Крутые склоны террас (перепад между первой и второй террасами составляет около четырех метров) были закреплены ковром газона, который прочно удерживал их форму. Вдоль гребня тянулись ряды посадок сирени. Спуски, расположенные на главной оси, были оформлены лестницами. Украшением террас являлась скульптура и два фонтана с большими чашами. Спуск у подножья последней террасы завершался калиткой с пилонами, через которую осуществлялась связь с нижним парком, главным композиционным элементом которого являлась водная система из трех водоемов.

Водоемы были сформированы на водотоке, вытекающем из родника. Направлением его русла определялось их своеобразие. Все они имели разную форму и располагались под углом по отношению к главной оси усадьбы. Первый водоем по форме приближается к вытянутому по руслу прямоугольнику (240 х 30 м). Центральный водоем имел неопределенной формы очертания с изрезанными берегами в виде мысов разного размера. Третий, округлый водоем, в центре был украшен большим (40 x 35 м) островом. Его значительным водным пространством замыкалась главная ось усадьбы, которая за водоемом фиксировалась посадками тополей. Пейзажной композицией с водоемами уравновешивалось и замыкалось все парковое пространство ансамбля, единство которого гармонично нарушалось расположением на оси исторического фольварка.

С западной стороны к террасам примыкал служебно-производственный двор, включающий кухню, бровар, конюшню выездных лошадей. Связь его с прилегающими полями осуществлялась через четвертую (западную) браму. Пространство между броваром и водоемом занимал фруктовый сад, спланированный в виде сетки прямоугольников с оранжереей и домом садовника.

Герб Брестской области