Печать

Ружанский дворцовый комплекс Сапег

Резиденция в Ружанах была заложена Львом Сапегой, видимо, как осуществление лозунга "мой дом - моя крепость".  О времени строительства дворца свидетельствуют только косвенные данные, имя архитектора неизвестно. Скорее всего дворец строили не месте старого дома Тышкевичей, который был тут прежде. Самые первые из ружанских записей относятся к 1602 г. В них говорилось о строительных работах без указания конкретного места. Возможно, в то время велись земляные работы по созданию искусственного озера, каналов, сада и парка. Из записей 1605 г. приблизительно можно представить структуру имения Сапег. На дворе владельцев где-то в это время возвели три дома – дома Большой, Средний и Малый, дом Гостинный, кухню и ряд хозяйственных строений. Очевидно, дома строились из кирпича, так как есть сведения о ремонте двух кирпичных заводиков. В расходных книгах 1611 г. упоминаются также “каналы в саду”.

Факт существования дворца в это время подтверждается пребыванием в Ружанах короля Сигизмунда ІІІ Вазы (1587 – 1632) в 1609 г., который вместе с Сапегой и другими магнатами направлялся в Москву для захвата трона. Сам Лев Сапега во время похода возглавил полк, который выставил за свой счет. Эти же данные также подтверждает 2-дневное пребывание в гостях и пышный приём королевича Владислава в Ружанах в 1617 г., который шел на Москву. Лев Сапега вновь присоединился со своим войском к королевскому, но, на этот раз завоевать русский трон они не смогли.

Запись по Ружанской экономии за 1611 г. косвенно свидетельствует о завершении работ по строительству дворца.

План дворца в Ружанах подобен плану дворца в Ксёндже Вельким (Польша). Палац у Ксёндже был возведен в 1585 – 1595 г.г. мастером из Флоренции Санти Гуччи (1538 – 1600 г.) Вероятно, автором первого ружанского дворца был либо сам Гуччи, либо его ученик. Палац был построен в стиле итальянского барокко. О влиянии вероятно этого стиля свидетельствует роспись "граффити", который сохранился на сценах (эту технику разработали флорентийские мастера). Ружанский замок располагался на насыпном возвышении и был окружен валом. Замок был двухэтажный с 3 каменными башнями (двумя четырехгранными и одной пятигранной), в плане выглядел крестообразно. Одна из четырехгранных башен занимала центральное положение на главном (южном) фасаде; вторая фиксировала западный боковой фасад дворца. Третья пятигранная в плане башня занимала северо-восточный угол дворца.  В центральной части замка находились зал и вестибюль с двухсторонней лестницей, в боковых частях – жилые покои, кабинеты, библиотека. Все покои были украшены лепниной, драгоценными картинами и скульптурой. Под домом в огромных склепах хранился боевой арсенал, провиант, архив с государственными документами, государственная сокровищница ВКЛ. При замке имелись линейные посадки деревьев.

После смерти Л. Сапеги в 1633 г. (похоронен в фамильном склепе в Вильно) дворец перешел его старшему сыну Яну Станиславу (1589 – 1635), который занимал должности старосты слонимского, маршалка дворного и маршалка великого. Но через два года он умер.

Следующим владельцем стал Казимир Леон (1609 – 1656) – третий сын Л. Сапеги. Он получил отличное европейское образование, учился в Вильно, а затем в Ингальштадтском, Нидерландском, Балонском и Падуанском университетах, владел 8 языками. В разные времена он занимал должности маршалка и подканцлера литовского, был секретарем и великим писарем ВКЛ, администратором Брестской экономии, старостой рогачовским. Он известен как основатель монастыря картезианцев в Березе и кафедры права в Виленском университете, на содержание профессоров которой выделил 37 тыс. золотых. Не забывал Казимир Леон и о своих ружанских владениях. С 10 по 19 января 1644 г. по приглашению магната во дворце гостил король Речи Посполитой и великий князь литовский Владислав IV (1632 – 1648) с женой Цецилией-Ренатой Австрийской. Современник тех событий Альбрехт Станислав Радзивил писал:  ”…Король с королевою и двором … из Жировиц прибыли в Рожану, где в продолжении 9 дней … были угощаемы”. В честь пребывания короля в центральном зале дворца была установлена черная мраморная плита с надписью об этом событии.

В то время дворец уже отличался от прежнего. Перестройка была проведена итальянцем Джованни Батистом Джисленни (1600 – 1672). Дворец стал представлять собой довольно репрезентабельный дом с чертами стиля барокко. Он имел два этажа и был крестообразным в плане. Дворец украшали 3 башни. В центральной части дворца, которая выступала на удлиненных фасадах глубокими ризалитами, находились парадные залы и вестибюль с лестницей. В боковой части размещались жилые покои, кабинеты, архив и библиотека. Внутренняя планировка была анфиладной. Дворцовые покои были украшены Мрамором, штучной лепниной (штучный мрамор с гипсовой и мраморной крошкой, смешанные с клеем) и росписью. Покои на первом этаже имели арочные, а на втором – балочные перекрытия. Под домом находились трехэтажные арочные подвалы. В них размещался арсенал, архив, склад провианта.

Дворец сослужил добрую службу в средине XVII в. Во время русско-польской войны в 1655 г., когда войска российского царя Алексея Михайловича приблизились к Вильно, в Ружаны были перевезены на хранение мощи Святого Казимира и находились там до конца войны. В честь этого выдающегося события во дворце установили мраморную плиту с надписью на латыни: ”Divo Casimiro sacrum”.

Во время войны в 1656 г. Казимир Леон умер. Он был похоронен в стене кляштора картезианского в Березе (родовой склеп чарейско-ружанской линии Сапег). Сыновей К. Л. Сапега и его жена Теодора Тарновская (1625 – 1652) не имели. По их желанию Ружанский дворец переходил далекому родственнику и крестнику Павлу Яну Сапеге (1610 – 1665) – воеводе витебскому и гетману литовскому, а часть библиотеки передавалась Виленскому университету.

Павел Ян Сапега отличился во многих войнах и конфликтах с королём. Личными врагами он считал Радзивилов и делал всё, чтобы избавиться от их влияния в ВКЛ. В конце жизни Сапега отошел от политики и большую часть времени проводил в Ружанах, где и умер. По его распоряжению после смерти были отданы в переплавку бронзовые пушки из ружанского замка для колоколов костёла Святого Казимира в Вильно.

Следующим наследным владельцем был младший сын Павла Яна Леон Базиль (1660 – 1686). Так как в 1665 г. Леану Базылю было всего пять лет, то опекуном всего имущества стала его мать, а затем старший брат Казимир Ян (1637 – 1720), которому и перешли Ружаны в 1686 г. К.П. Сапега был одним из самых богатых магнатов ВКЛ. Казимир Ян в 80-я г.г. XVII в. занимал должности виленского воеводы и высших гетмана литовского (до этого был чашником ВКЛ, подстолием, подскарбием дворовым, воеводой полоцким, гетманом польным). Этот человек прославился в войнах с турками. На его собственном содержании находилось 30-тысячное войско литовское. В 80-е годы XVII в. почти все высшие государственные посты в ВКЛ занимали представители рода Сапег. В последнем десятилетии XVII в. (после смерти короля Яна ІІІ Собеского) Казимир Павел Ян находился в оппозиции государственной власти и возглавлял шляхетское движение за восстановление самостоятельности ВКЛ. На престоле Сапега желал видеть своего ставленника французского принца Л. Канци. Но затем Казимир Павел Ян сам решил занять великокняжеский трон. Сапегам противостояла группировка Радзивилов, Огинских и Вишневецких, которые также претендовали на власть и поддерживали саксонского курфюрста Августа Сильного. Антисапежинская конфедерация объявила войну оппозиции и грабила его владения на протяжении 1696 – 1699 г.г. Ружанский дворец был опустошен. В 1700 г. войска Сапег были окончательно разбиты в битве под Олькениками. Сапеги перешли на сторону своих современников, но утратили свое могущество и влияние.

После опустошения конфедератами, русскими и шведскими войсками Ружаны пришли в упадок. Сапеги мало уделяли внимания своим ружанским владениям. В 1700 г. они были заложены и перешли к Самуэлю Горбачевскому. Только в 1714 г. их смог выкупить Ежи Станислав Сапега (1667 – 1732), сын Казимира Павла Яна. При нем владения Сапег расширились. При Ежи Станиславе была составлена опись дворца и городка в 1728 г. Дворец находился в запустении, но не был разрушен. В 1728 г. эти владения вновь были заложены. Только в 1732 г. Ружаны вернулись как приданное к представительнице рода Кристине Розе и ее мужу Казимиру Масальскому. Молодые взялись за восстановление дворца, которое было завершено в 50-е годы XVIII в., хотя больше времени жили в Ляховичах. Строительство велось по проекту королевского архитектора Иоанна Зигмунда Дейбля. При Масальских Ружаны стали одним из центров музыкального искусства в Беларуси. Судьба была неблагоприятна для новых ружанских владельцев. В 1756 г. с Казимиром Масальским случилось несчастье – он сошел с ума. Его жена завершила жизнь в Виленском кляшторе кларисак. Кристина и Казимир не имели детей. Мать Кристины Теодора, которая пережила дочь на 2 года, отписала Ружаны своему родственнику Станиславу Солтану. Но уже в 1774 г. Сапеги вернули себе Ружаны. А наследство вступил племянник Кристины Розы – гетман польны Александр Михал Сапега.

Александр и его жена Магдалена Агнешка-Любомирская (1739 – 1780) были почитателями искусства и отличался своими меценатскими делами. Говорили, что Магдалена была фавориткой короля Станислава Августа Понятовского (1764 – 1795). Она участвовала в придворных спектаклях под именем Магдалена Сапежина.

Одна из наиболее характерных примет эпохи XVIII в. – массовое возникновение частных оркестров и капелл, которые чаще всего были связаны с дворцовыми крепостными театрами. О пышности театра в Ружанах свидетельствуют даже руины, которые сохранились до наших дней. В архитектуре ружанского театра переплелись черты итальянской традиции и новые веяния французской архитектуры XVIII в.

Театр в Ружанах начал строится в 1784 г. и был закончен в 1788 г. Но есть свидетельства, что строительство было завершено раньше (дата неизвестна). Проект театра составил Я.С. Бекер. Строение делилось на две самостоятельные части, которые объединялись парадной лестницей. Из проектов и чертежей можно заключить, что ружанский театр был довольно вместителен. Сцена была приспособлена для больших балетных показов и оперных спектаклей. Театр имел глубокую сцену, где было семь планов кулис, что давало возможность трижды менять оформление во время спектакля. С двух его сторон размещались гардеробные. Зал ружанского театра, который по форме напоминал подкову, с двумя ярусами уютных лож повторял конфигурацию известного зала театра  Фарнезе в Парме (Италия), построенного архитектором Дж.Б. Алеотти в 1606 г. Но в решении лож (14 на первом ярусе и 15 на втором с царской ложей в центре) чувствуется влияние французской школы XVIII ст.: ложи выступали вперед и слегка нависали над залом. Ложи были просторные, имели ажурные балюстрады и разделялись коринфскими колонами. Одну треть просторного партера занимала лестница и место для оркестра, которое было ограничено барьерами, выходившими в зал двумя полукругами. Сцены украшали резьба и живопись.

Увлечение музыкой в Ружанах имело давние традиции. Казимир Леон Сапега (1609 – 1656) считается родоначальником ружанской капеллы. Известно, что в середине XVI ст. в  ружанский театр приглашали цыган-цимбалистов. В 1752 г. в замке в “концертном зале” (“музыкальный зал”, “опергауз”) выступала капелла и оркестр, которые принадлежали К. Масальскому. До 1763 г. относятся известия о капелле и первых спектаклях в Ружанах. В 1763 г. капелла выступала на именинах своего владельца. У 1765 г. капелла А. Сапеги насчитывала 40 музыкантов “при бубнах и трубах”. В ружанской капелле работали музыканты из Италии и Польши, а также местные крепостные крестьяне. Талантливых крепостных крестьян А. Сапега отправлял учится в Италию. После смерти А. Сапеги по его завещанию все крепостные артисты ружанского театра, балета, оркестра получили свободу. Длительное время в Ружанах работал итальянский композитор и выдающийся виолончелист Камье (Кромер) Чиприяни (Киприяни). Он не только был капельмейстером и придворным композитором, но и обучал игре на виолончели крестьянских музыкантов и самого хозяина дворца. Понятно, что такие услуги весьма хорошо оплачивались. После Ружан композитора пригласили к Огинским в Слоним.

Известно, что в Ружанах существовала музыкально-оперная школа и театр, который насчитывал 60 артистов и танцоров. В 1780 – 1785 г.г. танцором и балетмейстером был Матвей Пранчинский.

12 августа 1784 г. в ружанском театре состоялась премьера балета "Милосердие Тита” (балетмейстер М. Пранчинский) по случаю посещения дворца королем Речи Посполитой Станиславом Августом Понятовским. В этот же день была представлена комедия Молине “Волшебное дерево”. В репертуаре театра были также одноактная опера Жан Жака Русо “Деревенский чародей ”, балет “Арианка”. Возможно, в ружанском театре ставились произведения и других авторов, которые известны по каталогу библиотеки Сапег. В местном театре работал художник-декоратор К. Отосельский.

В конце XVIII ст. театральная жизнь в Ружанах угасла. З 1786 г. по 1791 г. постановки ружанской трупы осуществлялись в Деречине. Капелла существовала до 1820 г. Многие ружанские артисты потом оказались в театрах Петербурга и Варшавы.

Напротив театрально-манежного корпуса был заложен фундамент картинной галереи, но полностью здание так построено и не было.

Александр и Магдалена Сапеги имели огромные прибыли с имения, которое получили от бездетных родственников. Очевидно при их хозяйствовании (с 1773 г.) начинается возрождение ружанского дворца и Ружан, которые перестраиваются. Чертежи перестройки (1788 г.) и сами работы выполнялись под руководством придворного архитектора  Сапег саксонца Яна Самуэля Бекера.

Был выполнен огромный объем работ, которые по масштабам превосходили все предыдущие по перестройке городка и дворца. В соответствии с “Книгой прихода и расхода имения Ружаны” ремонт и переоборудование ансамбля велись в 1775 – 1777 г.г.

Дворец стал выглядеть по-другому. Башни на главном фасаде и угловые были разобраны, а торцовая замурована. В результате дворец стал симметричным в плане. К главному фасаду был пристроен накладной портик с двойными колоннами и пилястрами, завершающийся треугольным фронтоном со скульптурой.

Дворец представлял собой объединение двух объемов разной величины, в большем из которых находились бальный зал, вестибюль и парадная двухсторонняя лестница, которая освещалась двумя ярусами окон, археологический кабинет-музей и огромная  библиотека с экслибрисом художника Францишка Больцевича. Во дворце имелись богато украшенные драгоценными тканями и позолотой помещения: большой зал, “зеленый” зал, библиотека, сокровищница за железными дверьми, арсенал с зарешеченными окнами, часовня с алтарем, многочисленные гардеробные и помещения для лакеев и др. В покоях имелись скульптуры, картины, камины, белые печи, украшенные лепниной. Лепнина также украшала двери. На двери одной из дворцовых ниш была надпись золотыми буквами “Иван Иванов”. Полы были паркетными. Внутреннее убранство покоев отличалось своей роскошью. Тут была разнообразная мебель, фигурные подсвечники (жирандоли), зеркала разной величины, бронзовые подсвечники, часы (с фигурами львов, орлов, на китайских лакированных столиках, большие настенные скульптуры из мрамора, гипса, кости, камня, алебастра, фарфора, бронзы.

Построенные симметрично центральному корпусу западный и восточный корпусы были соединены с центральным полукруглыми в плане аркадами. В замкнутом пространстве двора площадью 1,5 га центральное место занимал главный корпус.

На территории замкового ансамбля “стоял дом фабрики суконной”, работала полотняная фабрика, которая выпускала салфетки, скатерти, полотно.

На парковом фасаде появились новые детали: монограмма владельца с буквами “АS”, лепное украшение в виде выгнутого картуша с букетом цветов и лепестками – типичный пасторальный мотив в стиле рококо (характерный для первой половины XVIII ст.). Этот фасад был украшен террасой. Наверно, отсюда открывался вид на величественный парк, который разместился на север от дворца и особенно эффектно воспринимался с высоты. Пространственная композиция парка была основана на типовой планировке при магнатских резиденциях Речи Посполитой XVIII ст. (во французской манере под “дикую” природу). Парк имел радиально-кольцевую планировку алей, которые брали начало около дворца. Каждая из алей (“дзікіх праменад”), которая начиналась от круглого газона, завершалась павильоном квадратной, круглой или многогранной формы, вероятно, “китайского” или “турецкого” типа. В парке были купальня, грот, дом садовника, “двор Венеры”, летний театр. Важным элементом парка были водоёмы (искусственно был выполнен рукав р. Зельвянка). На береге канала стоял дом Я.С. Бекера. На древних земляных валах были возведены каскадные лестничные склоны. В пейзажную зону входил зверинец в виде пробитого просеками лесного массива. Для живности предназначались специальные помещения – птичник, хлев для овечек и коз, ферма. Однако комплекс зверинца построен до конца не был.

Ружанский дворец называют “белорусским Версалем”. Дело в том, что планировка Ружанского дворцово-паркового комплекса действительно напоминает французский Версаль – символ могущества и абсолютной власти короля Людовика XIV. Есть мнение, что Я.С. Бекер, который планировал ружанский комплекс, этим сходством хотел показать величие рода Сапег.

Постепенно Ружаны потеряли статус главной резиденции  Сапег. На перестройки были потрачены очень большие средства. Имение приближалось к разорению. Даже прибыли от местных мануфактур не могли возместить затраченных средств. С 1793 г. сапежинская резиденция переместилась во дворец в Деречине, где с семьей жил сын Александра Франтишек (1772 – 1829). Работы по перестройке дворца в Ружанах так и не были завершены. Уже с 1780 г. деньги почти не выделялись. При Франтишке Сапеге работы велись плохо. В 1794 г. их возглавил придворный  сапежинский архитектор Михаил Кадо (1765 – 1824). Но в 1796 г. архитектор покинул дворец, с ним съехало 32 человек.

На рубеже XVIII – XIX ст.ст. еврейскому предпринимателю Лейбе Пинесу были проданы за 1 тыс. рублей ружанская мануфактура, дворец Сапеги сохранили.  В 1829 г. Ружаны с Деречином перешли единственному сыну Франтишка Евстафию (1797—1860), который принял участие в восстании 1830—1831 гг. После поражения восстания князь эмигрировал в Англию, а затем — во Францию. Ружанское и Деречинское имения в 1832 г. конфискуются. Предложение Николая I о верноподданической присяге Евстафием было отвергнуто. Родовые имения оказались утраченными, а вместе с ними и все ценности, накопленные веками. Начался процесс их инвентаризации, распределения и вывоза. Перечень только списков конфискованного имущества Ружанского дворцового комплекса составлял три листа, исписанных убористым почерком с двух сторон. Список конфискованных картин составлял 22 листа, серебряных изделий — 18. Описи разных вещей составляли 124 страницы.

В 1819 г. Ю.Немцевич, посетив Ружаны, ещё  смог увидеть часть библиотеки, занимавшую одну комнату, археологический кабинет с томами рукописей архива. В скарбце лежал знаменитый хрустальный кубок «Иван», подобный вазе, вмещавший гарнец вина.

Вскоре были утрачены парк и зверинец. По словам Леона Потоцкого, в 1834 г. «...Палацавы дзядзінец увесь быў зарослы травою, па якой пасвіліся козы. У парку прысады высечаны, фруктовыя дрэвы здзічэлі. Замест кветак — пустазелле. Ставы раскапаныя, каналы без вады, а пасярод гэтага ўсеагульнага знішчэння гмах, які знешне яшчэ нагадвае тое, што тут было многа гадоў назад, а ўнутры... перароблены пад фабрыку! У што ж ператварыліся гэтыя пакоі, напоўненыя ўсёй пыхаю ўсходу і захаду?! Дзе той багаты збор рэдкіх кніжак, шыкоўная збраёўня?! Дзе пакоі, у якія зачашчалі прымасы. біскупы, канцлеры, гетманы, ваяводы, найпершыя магнаты ў краі?! Сёння, у абдзёртых ад каштоўных абівак, аголеных ад залочаных панэлей, у іх стаяць варштаты!». Состояние ансамбля передает один из рисунков Наполеона Орды. Положение еше более ухудшилось в связи с пожаром в 1914 г.

Величественная Ружанская резиденция, утратив своих владельцев, продолжала разрушаться. Новые хозяева, Пиносы, получив дворец, развернули в нем большое для того времени производство, изготовляли шелковые ткани, дорогие пояса, обои, сукно, байки, атлас, большие столовые скатерти с изысканными рисунками и с гербами, а также свечи, кареты  экипажи. В театральном флигеле производилась главным образом покраска тканей с последующей сушкой во дворе. По мере расширения производства и его механизации весь цикл производства концентрировался в  одном месте. Расширение фабрики шло в основном двумя путями. Первый путь предусматривал освоение новых площадей в существующем дворце и его флигелях, второй – строительство новых производственных зданий. В обоих случаях старая структура дворцового ансамбля разрушалась: выламывались перегородки, менялись проёмы, вводились дополнительные этажи и т.д. . Территория двора и парка застраивалась производственными зданиями.

Владельцы дворца Пиносы за всё время присутствия в его стенах никогда не предпринимали попыток восстановления главного корпуса и флигелей как памятников архитектуры или хотя бы приведения их в некоторой эстетически осмысленной выразительности.

Таким образом, дворцовый ансамбль в Ружанах, отданный в конце XVIII века в аренду промышленникам, исторически был обречён.

В начале ХХ ст. к центральному корпусу был пристроен деревянный промывочный цех. Вероятно  тут у августе 1914 г. произошел пожар, который полностью привел здание в непригодное состояние. Крыша главного корпуса обвалилась сразу после пожара и проломила перекрытие на втором этаже. Уже через два месяца Ружаны были заняты немцами (шла Первая Мировая война). До 1920 г. здание дворца еще больше пришло в неприглядное состояние, в упадок пришло производство на мануфактурах и прибыли от них сократились.

В 1923 г., когда Западная Беларусь находилась в составе Польши, в Ружанах появился Евстафий Каетан Сапега (потомок ружанских владельцев), который предъявил претензии на наследство своих предков. Но Пинесы сумели подтвердить свои имущественные права, показав выкупные документы начала ХІХ в., подписанные Ежи Сапегой. Но часть ружанской коллекции ценностей потомки Сапег сумели вернуть. Она была передана им в 1923 г. советской Россией по Рижскому договору (1921 г.). Значительное число графических материалов было передано Кабинету гравюр Варшавского университета. В 1944 г. большая часть ценностей, которые оказались в Варшаве, погибла во время пожара.

В 1933 г. окружной виленский консерватор С. Лоренц выполнил фрагментарную исследовательскую фотофиксацию архитектурного ансамблю.

Осенью 1939 г. во время перехода этих территорий в состав БССР проводились мероприятия по национализации производства. Владельцы ружанских мануфактур были лишены своего имущества и высланы на восток СССР. Во время Великой Отечественной войны сгорело и было разобрано здание восточного флигеля (бывшего театра). В южном корпусе до 1962 г. существовал цех по производству кафеля.

На протяжении ХХ в. не один раз делались попытки по изучению и реконструкции Ружанского дворца. В 1945 г. в Ружанах находилась группа из Московского археологического института, которая производила обследование памятников архитектуры Беларуси. С целью консервации памятника в 1970 г. было начато исследование дворца.

Ружанский дворцовый комплекс находится под охраной государства с 1953 г., а с 1988 г. он объявлен памятником республиканского значения. А конце 80-х годов ХХ в. началась реконструкция дворца, но из-за недостатка средств в 1995 г. была остановлена. Дворец продолжает разрушаться.

Только в 2008 г. начались восстановительные работы. В итоге: 2009 г. – проведена реставрация въездной брамы южного корпуса, 2011 г. – готов к эксплуатации восточный флигель, в котором открыт музей «Ружанский дворцовый комплекс Сапегов», а в начале 2012 г. – восстановлен западный флигель, где разместилось продолжение экспозиции музея.

Постановлением Советов Министров Республики Беларусь от 06.01.2012 № 17 была утверждена Государственная программа «Замки Беларуси» на 2012-2018 годы, в соответствии с которой предусматривалась реставрация и приспособление восточного корпуса Ружанского дворцового комплекса.

Дата начала строительства восточного корпуса июль 2012 года. В настоящее время осуществляются работы по восстановлению кирпичной кладки наружных стен и усилению фундаментов по восточному корпусу.

Разрабатывается проектно-сметная документация по объекту “Дворцовый комплекс в г.п.Ружаны. Реставрация и приспособление восточного корпуса”

По итогам реставрации в Восточном корпусе будет располагаться два помещения: театральный зал и многофункциональный зал.

Воссозданный театр по чертежам Я. Беккера будет одной из главных достопримечательностей дворцового комплекса. Помимо сцены с техническим оснащением и оборудованием планируется воссоздать декорации и сценический реквизит, пошить костюмы в стиле 17-18 веков.

Зрительный зал театра при помощи искусственно-созданного освещения должен имитировать полумрак. Купол зала предполагается украсить росписями. Над лавками для зрителей расположится балкон с ложей для высокопоставленных гостей. Под сценой будет находиться машинный зал с системами управления кулисами и занавесом. Оркестровая яма будет предназначена для двух групп оркестра, сидящих лицом к лицу – одна группа будет играть для актеров дворцового театра, а вторая для зрителей.

Репертуар театра может включать в себя оперу, балет и драму. Будет проходить представления балетной труппы Большого театра оперы и балета Республики Беларусь, труппы Гродненского областного драматического театра, Брестского театра драмы и музыки, Гомельского областного драматического театра и других.

В зале будут проходить уроки актерского мастерства совместно с Домом культуры г.п. Ружаны.

Вторая половина Восточного корпуса спроектирована для организации многофункционального зала, который будет представлять собой помещение с расчетным количеством мест для посетителей не менее чем на 150 человек для проведения культурно-массовых мероприятий и театрализованных реконструкций. Зал будет использоваться для временных выставок (как галерея), также можно будет проводить мероприятия различной направленности, научные конференции, обряды регистрации бракосочетания, балы, торжественные открытия выставок, лекции и мероприятия иного рода.

Герб Брестской области